вторник, 6 января 2015 г.

Losing You

Мысль об Андерсе регулярно посещала меня после того как я оставила Хоук в Тени. Ему многое пришлось пережить и вот теперь ещё и потеря любимой. Хотелось написать беспробудно дарковый ангст. Но не совсем вышло. Вообще в моих мыслях два развития событий и оба они кончаются плохо, но в тексте у меня рука не поднимается на Андерса( Потому что я как Джек Шепард верю, что у Хоук есть шанс выжить, потому что она слишком крутая.

"Losing You"
Фэндом: Dragon Age
Пэйринг или персонажи: fem!Хоук/Андерс, упоминаются Варрик, Алистер, fem!Тревелиан
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Драма, Ангст, Songfic 
Саундтрек:
Dead by April - Losing You
Dead by April - Leaves Falling

Он как сейчас помнил тот день, когда церковь взорвалась. Взгляды друзей в одно мгнов
ение ставших бывшими, варьировались от недоумения и ужаса до гнева и презрения. Хоук тоже обречённо смотрела на столб света и пламени, а потом обратила на него взор полный отчаяния.
Но она осталась с ним. Элла любила его, любила так сильно, что он не мог до конца поверить в это.

- Ты же понимаешь, мне придётся всегда быть в бегах, скрываться…
- Значит, мы будем беглецами вместе.


Тогда она крепко сжала его ладонь, и он снова почувствовал себя живым. Именно Хоук не дала жизни угаснуть в нём. В минуты, когда он был готов погрузиться в пучины отчаяния, она всегда была рядом. Если он терял над собой контроль, первый кто удерживал его руку, была она. В некоторые моменты ему казалось, что его женщина выкована из стали, настолько она была тверда и решительна. Но кому как не ему было знать, что ей тоже было трудно, возможно, даже больше чем ему, самолично повинному во всех своих бедах. Он всегда был эгоистом и Справедливость этого почти не изменил. Но Хоук... Он не мог не сочувствовать ей, потому что в ней он обрёл новый смысл своего жалкого существования.
Его имя теперь в текстах самых жутких легенд об ужасных магах и их мятеже. Он в них одна из самых отвратительных фигур. Но ему было всё равно. Тот огонь гнева и жажды справедливости полыхавший в нём тогда в Киркволле теперь потух, словно залитый водой. После взрыва он снова почувствовал себя ненужным ни себе, ни этому миру. Как тогда, когда ему пришлось сбежать от Серых Стражей.

Это не Справедливость. Это не тот дух, что был моим другом и стал мной.
Во что же он превратился? Во что превратился я?
Мне больше нет места с Серыми Стражами.
Есть ли вообще место для меня в этом мире?


Его жизнь обесценилась в то мгновение, когда в церкви прогремел взрыв. Его предназначение было исполнено. По крайней мере, так он считал. Он должен был чувствовать торжество, но его не было. Если бы не Хоук он стал бы лишь мёртвой и безвольной оболочкой, из которой вышибли жизнь. Элла не бросила его. Одна единственная.

- Что бы ты ни задумал, это не стоит твоей жизни!
- Стоит. Одна жизнь это малая цена свободы. Не отчаивайся из-за меня, любимая. Это то, для чего я был рождён.


Весть о взрыве на Конклаве стала буквально громом средь ясного неба. Ему и Хоук самим пришлось столкнуться с несколькими демонами, выпавшими из разрывов в завесе. Трудно стало бороться и со Справедливостью, он словно рвался наружу в попытках вернуться в родной мир, и при этом судьба носителя его уже не волновала. И словно этого было мало. Но нет. Он начал слышать Зов. Не такой громкий и ясный как тогда в тюрьме Корифея. Нет, он был, словно навязчивая тихая мелодия на задворках сознания, которая почти ничем не заглушалась. До поры до времени ему удавалось скрывать это от Хоук. Но когда она получила письмо от Серого Стража Алистера, таиться стало бесполезно. Она все узнала. Все Стражи оказались подвержены этому, и виной тому стал Корифей. Этот поражённый скверной магистр, которого они убили своими руками. Он сам, Хоук, Варрик и Карвер видели его мёртвым. Элла даже забрала с трупа, утыканного арбалетными болтами, тевинтерский амулет. "Символ свободы магов", который после Киркволла стал противен им обоим, и был безжалостно брошен в океан при первой же возможности.
И теперь это чудовище каким-то образом возродилось и хочет стать новым богом. Именно об этом писал в своём письме к Элле уже Варрик. Гном писал об Инквизиции и Вестнице Андрасте, которые выступили против Корифея, и что он присоединился к ним в этой борьбе. А ещё он просил о помощи. Он был уверен, что Хоук сможет посодействовать Инквизиции, но при этом и не осуждал, если та не согласится исполнить его просьбу.
Элла не могла остаться в стороне, и он это прекрасно понимал.
- Я потеряла Лотеринг, Киркволл… Но я не позволю Тедасу слететь в бездну из-за моей ошибки, - решительно проговорила она, дочитав письмо от своего верного друга. В ней было столько духовной силы, что он скорее бы назвал свою Хоук Вестницей Невесты Создателя, а не какую-то там магессу из Оствика, о которой писал Варрик.
- Элла… - он положил руку ей на плечо.
- Я должна… - произнесла она грустно.
- Я понимаю… - он крепко обнял её.
Было ясно без слов, что ему с ней нельзя. Неизвестно какая вся из себя эта Вестница и её Инквизиция. Ему, как опасному магу, которого ненавидит и разыскивает вся Вольная Марка, Ферелден и Орлей могут отсечь голову прямо на пороге крепости, даже не спрашивая мнения высшего руководства. А если Хоук вступится за него, могут навредить и ей, или даже убить, а эта мысль ужасала его гораздо больше чем собственная смерть. А непосредственная близость его самого к Корифею пугала Эллу. Поэтому им пришлось расстаться, с уговором, что он сбежит как можно дальше, а она найдёт его, как только осквернённый тевинтерский магистр с несоизмеримой манией величия перестанет представлять угрозу.
И именно в этот день ему очень хотелось, чтобы Элла тоже была эгоисткой, как и он сам…

- Мне бы хотелось больше узнать об Андерсе. Какой он?
- Сложный. Не такой, как в представлении менестрелей.


Ему снова пришлось справляться одному. Остаться наедине со своими демонами и кошмарами. Впрочем, как и большую часть жизни. Но доброго взгляда изумрудных глаз и тёплой ладони в руке всё равно очень часто не хватало как воздуха. Оставалось лишь с горечью задумываться о всеобщем благе, пытаясь заглушить эгоизм, правда, это плохо помогало. Особенно после пробуждения от очередного пропитанного скверной и пронизанного Зовом кошмарного сна. Казалось, хуже этого ничего не могло быть. Но, Создатель, как он ошибался…

Хоук пожертвовала собой, чтобы спасти нас и нанести решающий удар по Корифею. Она пожертвовала собой не потому, что поклялась или была избрана, а потому, что кто-то должен был сделать это.

На рыночной площади Гварена было много народа, можно было легко скрыться в толпе, что он и делал, отходя от прилавков, где пополнял запасы. На помост в центре площади тем временем поднимался герольд в сопровождении двух городских стражников. Он сразу напрягся, когда заметил это. Лишь бы не объявили об особо разыскиваемо малефикаре-взрывателе. Он не мог попасться так глупо.
Глашатай развернул свиток и, прокашлявшись, начал вещать во всю мощь своих лёгких, чтобы его речь была слышна во всех концах площади. Взоры людей сразу обратились на него. Он говорил о самоотверженной борьбе Инквизиции и магов с демонической угрозой. О том, что войско под командованием Вестницы Андрасте смогло разбить армию Серых Стражей и демонов, оккупировавших крепость Адамант в Западном пределе. А побеждённые Стражи были приняты в ряды Инквизиции.
- Эта битва была тяжёлой, армии с обеих сторон понесли потери. Героически пожертвовала собой во имя победы в этой войне Элла Хоук, широко известная как Защитница Киркволла…
После этого герольд назвал поимённо нескольких солдат, родом из Гварена, так же сложивших головы под стенами Адаманта. Но он уже не слушал. Всё вокруг него замерло и моментально растеряло краски. Боль и гнев вспыхнули в душе с невероятной силой, его затрясло. Справедливость вновь рванулся наружу как тогда в церкви, при встрече с усмирённым Карлом и храмовниками. Только в этот раз злость была несравнима с той, такой давней и далёкой, казавшейся сейчас лишь едва слышным эхом.
- Ох, Создатель! – вывел его из забытья возглас лоточницы, рядом с прилавком, которой он стоял. Его руки светились голубым светом, а значит, несомненно, и глаза. Он поспешно надвинул капюшон на лицо и бросился в переулок, пока толпа не обратила на него внимания. Но и там он не остановился. Он бежал, бежал на пределе сил, не обращая внимания на то, что лёгкие разрывает от жгучей боли и нехватки воздуха, а в боку колет, словно его проткнули кинжалом. Он должен был скрыться. Никого не убить, она бы не простила его…
Он рухнул на колени совершенно обессиленный уже вдали от города. Хотелось кричать, сжигать в пепел всё на своём пути. Но вместо крика изо рта выходил лишь глухой хрип, а все заклинания словно стёрли из разума. Да и какой там разум…
"Эта проклятая Инквизиция, эта "благословенная" Вестница, этот сукин сын Тетрас, это они виноваты, они забрали её у меня!" – зло повторял он про себя, как мантру, не в силах остановиться. Не в силах он был и перестать двигаться вперёд, просто вперёд. До тех пор пока снова не оставят силы. Поначалу хотелось найти всех виновных, жестоко отомстить, убить или лишить самого дорогого и важного, как лишили и его, но эта жажда затихала со временем, заменяясь полным безразличием.
Да и осознавай он себя в полной мере, то просто не позволил бы себе никого убить. Потому что Элла верила в него и его светлую сторону, не задетую скверной и Справедливостью, а как он мог снова предать её доверие?

- Ты лучшее, что случилось со мной, любовь моя.
- А ты – лучшее, что случилось со мной. Не смотря ни на что. И не смотря на то, что ты там себе можешь надумать.
- Но надумать-то я могу уж точно только горькую правду.
- Просто прекрати! И запомни, я всегда буду верить в тебя. Потому что ты всё же лучше, чем сам думаешь.


Шли дни, оцепенение всё не спадало. Он вновь пустая скорлупа, которую поддерживают лишь базовые инстинкты. Он больше не Андерс. Ни Андерс-беглец из Круга, ни Андерс-Страж, ни Андерс, одержимый Справедливостью. И даже ни Андерс, влюблённый в Хоук, Защитницу Киркволла. Он лишь мешок кожи и костей, "обтянувший" духа из Тени. Абсолютно пустые глаза, мертвенно бледная кожа, ещё больше впавшие щёки и заострившийся нос. Живой труп.
Ну а кем ещё он может быть без неё?

Твоя жизнь ничего не значит.
Ты никому не нужен.
Ты всё потерял.
Это ли ни смерть?

Комментариев нет:

Отправить комментарий