пятница, 27 мая 2016 г.

Цитатник

Странно, что на каком-то левом сайтике я собрала свои цитаты, а в дорогом личном бложике - нет. Надо исправить эту досадную оплошность)


Цитатник моих мыслей, высказанных 
через моих таких разных персонажей.

В конфликте не обязательно участвовать, за ним можно наблюдать) Желательно из бункера х))
***
Ты уж точно не Кен, ему было всё пофиг, потому что он был пластмассовый, с резиновой головой, а вместо мозга у него был воздух. 

Кевин Соул, молодой музыкант, начинающая рок-звезда
Да, клинический оптимист, очень верное определение. Но видимо, чтобы поменять свои приоритеты мне нужно встретить человека, который всем своим видом будет говорить, что он абсолютное зло, и поведением своим тоже. Ну, а если в меня даже выстрелят, и я не буду последние мгновения своей жизни ненавидеть человека, который нажал на курок, то я действительно неизлечимо болен любовью к людям, которая вообще не выводится. Ну, или ты можешь мне предъявить эту «самую большую мразь на земле»? Потому что сама ты таковой не являешься, уж извиняй. И пофиг что ты там о себе думаешь, но до вселенского зла никто из живущих дотянуть не может, разве что террористы, маньяки и глупые президенты, а нам с тобой до него безумно далеко. А в тебе, коллега, точно есть что-то хорошее, даже больше чем ты думаешь, раз у тебя есть совесть и ты не постеснялась её показать.
И пусть некоторые считают, что жизнь дерьмо, а все люди мрази, они имеют право на своё мнение, я же останусь при своём. Жизнь прекрасна, и в каждом человеке по определению есть, что-то доброе и светлое. И ещё останусь уверенным, что я не один такой, никто же не против? Как говорится, пока войну за свои убеждения не начинаешь, можешь думать что хочешь.
***
Баловаться экскурсиями по городам не было особого времени (максимум до ближайшей кафешки сгонять, чтобы заправиться, так сказать), мы сразу доставлялись к концертной площадке и там готовились к выступлению, попутно знакомясь с новыми надеждами американского рока. Позитивные всё-таки ребята – музыканты, мне кажется, что просто не может быть угрюмым и замкнутым человек, который поёт такие эмоциональные и живые песни (я уже успел их хорошо послушать, и не лукавлю, говоря о живости). В общем, я очень рад, что всё-таки в этот тур поехал, хотя не перестаю скучать по Кауффман, родным, друзьям, и своей несуразной квартирке. Но про всё это я бессовестно забываю, когда выхожу на сцену. Нет, я никаким боком ни актёр, и различий во мне «сценичном» и мне «закулисном» нет. Но это чувство эйфории, оттого что приносишь радость другим, делаешь их счастливыми, может быть, пробуждаешь какие-то их воспоминания, слышишь их голоса, когда они тебе подпевают, его ни с чем не сравнить. У меня со слушателями на концертах появилась какая-то особенная связь. Они делятся эмоциональной энергией со мной, а я «перерабатываю» её в себе и словно свечусь ей, и делюсь ей со зрителями. Нет, не только их энергией, но и своей. Я не умею играть, поэтому всегда пою настолько искренне и с чувством, насколько это возможно. Я считаю, если ты не выкладываешься на все сто, то выступать, вовсе не стоит. Зачем разочаровывать людей? Ведь они же сразу почувствуют фальшь. Почему я так уверен? Даже не знаю. Видимо у меня просто большая вера в людей.
***
Сан-Франциско! Вот я и снова здесь. Концерт будет завтра, а сегодня я встречусь с самим Мэттом Арнольдом. Ну, да это малость глупо выглядит, когда такая каланча как я ведёт себя как подросток и полдороги до города заколёбывает всех окружающих, тем, что он встретится с одним из своих кумиров. Ну, что со мной сделать? Ну, может это даст хоть маленькую гарантию, что я не буду вести себя так глупо перед солистом Black Pearl? Я очень сомневаюсь… Но я постараюсь. А чтобы мои старания даром не прошли, я попросил Ника пойти со мной, чтобы в случае чего он меня осаживал. Я конечно, как всегда за искренность, но и в плохом свете предстать не хочется.
***
Я глаза прикрыл, и не видел, как на меня смотрит Арнольд, я как всегда от реальности отключился, хотя при этом не забывал на гитаре струны перебирать, чтобы мелодия не дай бог, вперёд текста не выскочила, или наоборот, отстала ненароком. Пою, чувства в слова вкладываю, словно переживаю песню и боль, ту о которой своё лирическое повествование веду. Так ведь и переживал я всё это, тогда давно, когда эту песню писал. Хотя я и говорил, что больше не буду чувствовать боль и тоску, при её исполнении. Да, той тоскливой боли я действительно не чувствую, ведь Лиз правильно сказала, я вытащил ядовитый шип-Росс из своего сердца, и мне теперь не больно. Но ничто не отучит мне проживать песню, потому что иначе я просто не смогу. Любую, хоть основанную на моей жизни, или просто родившуюся в порыве вдохновения. Такой вот я… Странный…
Не видел я, как Ник победоносно улыбался, когда Арнольд ноги с пульта спустил и на пол вернул, а потом пододвинулся ближе к пульту, чтобы лучше слышать. Искренность хорошая черта и она всегда производит впечатление. Так считаю я, так считает моя группа, моя семья, и даже мой менеджер. Ну и может быть, я чуть-чуть повлиял и на мнение Мэтта Арнольда.***
Ну я же странный. Ну и если моя хозяйка называет себя больной на голову, то я видимо тоже такой же. Или это не передаётся через мозг?
***
А ещё у меня брат нервничает и я пытаюсь его успокоить, хотя обычно у нас бывает наоборот. Мир перевернулся.
***
- Привет… Я наверное нагло поступаю, но не можем ли мы, коли уж пьём одно и то же, выпить вместе? А то ведь пить в одиночестве, это как-то… Ну как-то не так, вот, - ты "великолепен" и "несказанно тактичен" Кевин, просто "молодец"!
***
И что? Косятся? – я обернулся на стол с картёжниками, оттуда Коул строил мне многозначительные гримасы, а Пол тихо ржал, пытаясь упрятать это в стакане с пивом, отчего оно изрядно пенилось. Я покрутил пальцем у виска. Ну, а коллеги в ответ захохотали явнее. И кто из нас больший раздолбай?
- Не обращай на них внимания, - киваю я Бэнг. – Мы только из тура вернулись, а вот наши мозги ещё "с набекреней" не возвратились, - осталось только посмеяться над самим собой, да тихо, практически на автомате, подпеть собственной песне, которая ещё продолжала громогласно оглушать бар.
***
Просто у меня со словом "мужчина" ассоциируется серьёзный, умный и взрослый человек. А ни первое, ни второе, ни третье мне не подходит.
***
Номер телефона, который всучила мне Банги, я на автомате взял и положил в карман, а она уже успела распрощаться и удалиться. Шустрая. Но так просто я тебе уйти не дам. Ещё заблудишься где-нибудь, или спьяну под машину угодишь. Я то знаю теперь, что ДТП в ЛА совсем не редкость. Поэтому я подорвался со стула, и, бросив уже готовому меня остановить бармену, что я сейчас вернусь, и шустро пробрался к Банги, которая толкала дверь, вместо того чтобы дёргать. Я только улыбнулся. "Хорошее начало".
Ну ничего, опыта поднаберётся и не будет наклюкиваться в дрова. Уууу… Сказал как умудрённый опытом, а у нас наверно разница с ней в возрасте вообще минимальная, хотя я могу и ошибаться.
- Ты прямо магнит для девушек с ярким цветом волос, - усмехнулся Коул, когда я проходил мимо их столика. Ну, да… Трудно не признать, что он прав. Особенно если вспомнить красноволосую Кауффман, рыжую Пэйти и фиолетововолосую Кати… А теперь ещё и рыжая Банги.
- Я не магнит, это просто так совпадает, вот и всё, - улыбнулся я, и отошёл от стола, чтобы расплатиться за выпивку. А выпили мы, кстати, изрядно, а скорее сказать, она выпила, ну ладно не страшно. Деньги не смысл жизни, а всего лишь бумага, которая почему-то правит миром, ну да ладно. Я тоже домой. А то сейчас вот начнёт хмель выветриваться, и я спать захочу. Я подхватил гитару, и направился к выходу, на ходу помахав картёжникам
***
Кевин, пофигист по жизни, может снести почти абсолютно любую колкость в свой адрес, но, не смотря на это, оптимист и весёлый человек. Если занимается тем делом, которое ему по душе, то отдаётся ему со всей страстью. Любит работу в коллективе. Неясно как, но располагает к себе людей и быстро находит с ними общий язык. И что ещё более удивительно, никто не может на него долго злиться. Такая уж у него карма. Или просто, потому что он добр и всегда готов поделиться бутылкой пива.
***
- Когда же мне Майк отдаст свой старый ноут…- подвывал он, стряпая себе бутерброды с колбасой. Он любил разговаривать вслух с самим собой. Ну и что общественность твердит, что это первый шаг к сумасшествию? Он же от этого самого общества ни в коей мере не отделяется, а наоборот тянется к нему.
***
Вспомнив о том, что он вчера с трудом нарыл чистую майку в корзине с бельем, Кевин посчитал, что пора бы постираться. Конечно, своей стиральной машинки у него не было, да и самостоятельно выполаскивать одежду в раковине он не собирался. Он просто взял корзину со всей своей одеждой и направился к соседке по этажу – доброй старушке-кошатнице Маргарет Смитт. Она сразу отнеслась к нему положительно. Как позже выяснилось, Кевин очень напоминал ей её внука, который уехал в другую страну и очень редко с ней связывается. Парень не проморгал и решил воспользоваться хорошим отношением бабульки. И попросил у неё разрешения стирать свою одежду у неё. Та с радостью согласилась.
***
- Я тоже просто не представляю, как можно впадать депрессию и отчаяние, и не верить в чудеса. Я оптимистично отношусь ко всему. И ты, кажется первая, кто думает так же. – Он наигранно зевнул, - Знаешь многие мои знакомые – спортсмены. Так вот они ужасные фаталисты и очень угрюмые личности. Ну, как так можно жить вообще? Надо всему радоваться! Вот я живу в раздолбанной халупе, где регулярны проблемы с водопроводом. – Улыбаясь тарахтел он. - Но я всё рано балдею от своей хатки. Потому что там обалденный бардак, - закончил он и засмеялся.
***
Сегодня Кевин откровенно маялся дурью. Смотрел телевизор с бутылочкой пива и пакетом чипсов в руках. И так бы он до вечера и прозанимался этим «гиперинтересным» занятием, если бы его спокойствие не нарушило тарахтение, именно тарахтение. Раздолбанный телефонный аппарат издавал звуки, напоминающие чихание неисправного автомобильного мотора, но Кевин считал это даже прикольным. Сладкозвучные трели нормального телефона просто бы выбивались из халупной атмосферы его квартиры. Кевин поднял трубку.
***
Всё вываленное из ящика и коробок, вновь вернулось в них. Чтобы создать хоть какую-нибудь видимость порядочного беспорядка. А Кевин новь приземлился на диван и стал смотреть трансляцию Олимпийских игр.
***
От его внимание не ускользнуло содержимое корзинки – кисти и пиво. Очень творческий набор. - А ты смотрю, хочешь рисовать масштабное полотно, или элементарно красить стены?
***
Секретарь смог дозвониться до Кевина и сообщить ему, что теперь у него есть продюсер. Парень сначала был жутко удивлён, но потом вспомнил, что он же работает в ТДС будущей звездой.
Мдааа… Склероз в таком возрасте…Это печально. А может это просто рассеянность? Да ну её нафиг…
***
- Слушай... Кевин, если для тебя сцена - не самое главное, зачем тогда ты здесь?
- Я? Здесь? Ты хочешь узнать истину?... – зловещим голосом произнёс он, и тут же засмеялся. – Я просто искал самую простую работу, чтобы заставить пошевелиться свою ленивую тушку. - Он пришёл сюда не исполнять свою мечту. Как её исполнять? Если она пока не существует. Всю жизнь Кевин полагался на случай, то бишь плыл по течению, держась за проводников в виде своих брата и сестры. И его никогда особо не волновал вопрос мечты. Может быть это странно, но это так.
***
- Журналы? Я предпочитаю телевизор. Но и там звёзды не забывают повторить, то о чём ты сказала. Хотя, ты, верно, ставишь вопрос. Пение же не семейный бизнес. Насильно по наследству не передаётся. Видимо тоже от балды начинали, потом втянулись, а затем звёздная болезнь в голову ударила. И всё! Прощай энтузиазм, здравствуй жажда денег, - Кевин сообщал это всё так уверенно, будто сто раз был свидетелем подобных происшествий. Но на самом деле он больше смотрел спортивные каналы, и редко попадал на какие-нибудь светские шоу о звёздных сплетнях.
***
- Не стоит извиняться, за мечту. Какая бы она не была. Даже если бы ты мечтала видеть меня своим рабом, тебе бы не стоило извиняться.
***
Да ладно! На пиво у тебя всегда деньги есть, а на то чтобы угостить девушку мороженым, так сразу «почти-последние».
***
Вся неделя была проведена в двух очень характерных для Кевина состояниях, как он сам их называл – «полный амёбиоз» и «шило в пятой точке». Когда парня настиг приступ второго, он сгонял к брату за деньгами, и тот не преминул едко осведомиться на что они пойдут.
- На пиво и еду, - совершенно искренне ответил Кевин.
- Ты банален до невозможности братец, - вздохнул Майк, приземляя на плечо брата огромную увесистую ладонь. – А как же девушки?
- Какие девушки? – в тон Майку спросил Кевин, решивший прикидываться шлангом до последнего.
- Кевин, ты меня убиваешь! Ну хотя бы так твоя… Как её там… Эмили, вот! Сходил бы с ней куда-нибудь, угостил чем-нибудь… Может быть бы у вас и закрутилось бы чё-нибудь… - вкрадчиво и со знанием дела сказал старший брат.
В ответ наш герой только тяжко вздохнул. Он отлично знал, что пока у брата нет игр, а сестра в другом городе, он будет пытаться следить за ним и устраивать ему личную жизнь. Ну, словно многоопытная старшая сестра, ей богу! Впрочем, и смирился Кевин с этим уже давно, так что он просто вздыхал и слушал.
- Ну, так что? – с блеском надежды в глазах вопросил Майк. – Я тебя убедил?
- Неа… - коротко и с кристально честным взглядом ответил Кевин.
- Fuck! – только этим «добрым» словом старший брат мог выразить своё разочарование.
***
В полном амёбиозе Кевин два следующих дня провалялся на диване, пялясь в телевизор и бесцельно тыкая по каналам. Потом в нём вновь проснулась энергия, и он снова сходил постираться к соседке, а на следующий день вместе с ней же организовал прощальное застолье для мистера Блэка и его брата. Было много вкусной еды (спасибо тётушке Маргарет), много выпивки и весёлых песен под гитару. Под конец это мероприятие здорово напоминало русское праздничное застолье. Брат мистера Блэка сломался первым и уснул, уткнувшись лицом в салат. Потом пришла очередь старушки Маргарет, которая так бодро плясала под гитару, что в итоге не вытянув один танцевальный вираж, плюхнулась в мягкое кресло и захрапела прямо там. Кевин и мистер Блэк же продержались почти до утра, и даже смогли доползти до кресла и дивана, чтобы хоть немного выспаться.
Короче, из-за таких проводов братья опоздали на два первых автобуса до Сан-Франциско, но на третий они всё-таки попали. Только для этого потребовались кое-какие усилия. Непривычный к такому грандиозному количеству выпивки брат мистера Блэка страдал жутчайшим похмельем, выл и бился головой о стены. Его пришлось заправить внушительной дозой аспирина, чтобы он снова смог принять свой обычный представительный вид, и довести уже привычного ко всему брата в свой город.
***
И вот настало воскресенье обещающее ознаменоваться ещё одним приступом амёбиоза, если бы не тарахтение раздолбанной мобилы Кевина.
- Хай! – нажав кнопку приёма, громко произнёс парень в трубку.
- Приветос тебе друган! Узнал?
- Конечно, узнал дружище! – неповторимый бас и непередаваемую манеру речи помешанную с немецким акцентом, старого студенческого друга Кевина, не узнать было просто невозможно. – Францер, вы чё там опять всей компашкой решили чёт намутить, да? И кстати, почему здесь? Ты же, насколько я помню, остался протирать штаны на аспирантуре в Чикаго.
На самом деле бывшего сокурсника Кевина звали Франц, и имел он совершенно непроизносимую фамилию, состоящую ещё к тому же из двух частей. Так что его просто звали по такой кличке. И помнилось, что даже не все преподы могли выговорить его фамилию, ограничиваясь лишь «Эй, ты пятый в строю!» или «Ты! Да ты, на первом ряду!».
- Да, Вин. Мы тут решили замутить типа пати для выпускников. – Хохоча, ответил Франц, а затем удивлённо вопросил. – А ты чё не в курсах? Сёдня вечером же будет торжественное закрытие калифорнийского рок-фестиваля. Мы-то тут на нём уже неделю тусуемся…
- И меня естественно не позвали… - с напускной обидой произнёс Кевин. А о фестивале он, естественно, благополучно забыл.
- Да, забыле друган, - расстроено ответил Францер. – Вспомнили, только когда заметили, что нашим похождениям не хватает муз-сопровождения. Ну, так чё? Пойдёшь с нами на закрытие?
- Ну, естественно! – весело и бодро воскликнул Кевин.
- Зашибись!!! – обрадовался Франц и сообщил эту замечательную новость коллективу находящемуся рядом с ним. И вслед за этим из трубки дружно, но приглушённо раздались радостные мужские возгласы, и, кажется, свою лепту вставляли даже женские голоса.
- Вы что ещё и девчонок с гимнастического, что ли с собой потащили? – со смехом спросил парень.
- Ну, ессно! Как же без них? – смеясь, ответил друг. – Короче подваливай в Центр, мы тея там встретим, а потом за город всей толпой ломанёмся. Ну, и ты же конечно сможешь нас порадовать своей альтернативщинкой в пути? – на последок спросил бас в трубке, перед тем как назвать точный адрес, расположения весёлой компашки бывших студентов.
- Как же без этого, дружище? – весело ответил Кевин уже натягивая на себя джинсы и придерживая трубку плечом. – Ждите! Я буду максимум через полчаса.
- ОК! Ждём!
Кевин пулей оделся, записал адрес на бумажку, и подхватив гитару, ключи, деньги и мобилу. Чуть ли не бегом направился на автобусную остановку.
***
Кевин вернулся домой только вчера, поздно ночью. Да что греха таить, практически утром. Мало того, что вся весёлая компания бывших студентов гудела на фестивальных территориях, до тех пор, пока их не разогнали копы, так потом у них ещё были бурные вечеринки на местах – в съёмных квартирах и на прогулках по улицам и клубам, как это удалось вместить в сутки, трудно представить, но для невменяемого от алкоголя бывшего студента, нет ничего невозможного. Из всего этого парень помнил от силы половину, а то и меньше. Потому что, в стройный алкоряд, состоящий из пива разных видов, вклинилась, какая-то нереально-градусная бурда, нахимиченая кем-то из не-спортсменов. Вот именно после неё и осталось меньше всего воспоминаний. Было много музыки, песен и женского внимания. Да, именно к Кевину, как к музыканту тянулась большая часть женского коллектива их компашки. А вот что было с ними, он уже не помнил. Но всё-таки в тайне надеялся, что дальше поцелуев, хоть и очень откровенных, не зашло.
Итог, уже дома, проспавшись, Кевин обнаружил на своей гитаре несколько номеров телефонов с именами и следов от помады.
  
Дирк МакРид, журналист
Я слишком честен. При моей хамской натуре, это очень вредно.
***
Любовь? Нет, я не утверждаю, что её нет! Просто по-настоящему могут любить только ангелы. А мы – смертные, переживаем лишь страсти. На другое мы не способны… Да и сейчас любовь не в почёте. Скажем так. Мы возвращаемся к древности, к тому времени, когда людьми двигали лишь инстинкты.
***
Этому миру не стоит называть себя идеальным хотя бы потому, что он грешен уже этими словами. А уж остальные его минусы и перечислять не стоит…

Алина Райнер, оружейница и хакер

А быть ещё спокойней это вообще возможно? Наверно, спокойней только трупы…
***
Все Райнеры странные!
***
Лучше бы правда и самой стоило немного посомневаться, а то всё-таки такое спокойствие не кажется нормальным. Интересно, где можно найти хорошего криминального психолога?
***
Охранник! И откуда только нарисовался? Из воздуха что ли? Видимо из наружной рубки решил в здание по нужде зайти. Я даже встать не успела. И направили мы пистолеты друг на друга одновременно, и, кажется, даже выстрел раздался в один момент, но это на самом деле не так. Ведь это уже резко холодеющая рука охранника нажала на спусковой крючок, и пуля, пролетев мимо меня (какие-то сантиметров двадцать вверх и влево от моей головы… А разум даже не пожелал мне документальное кино о моей бессмысленно прожитой жизни показать, вот гад!), вывела из строя один из мониторов. Который теперь весело задымил и заискрился. Сссука…Так и поседеть недолго… Я слышала о посмертных рефлексах, но теперь ещё и на своей шкуре ощутила. Сразу откуда-то из недр разума на язык стала проситься немецкая нецензурщина. Да, я учила немецкий, и была в Германии. Видимо моё желание поругаться на немецком, и доказывает что во мне больше от немца-отца, чем от матери-англичанки. Но это всё так в разуме и осталось. Я даже зубы сцепила, чтобы смолчать.
***
А так же за компанию со всем этим мясничеством и планы «полного апокалипсиса» в голову лезут. То есть мне всё ещё хочется взорвать этот особняк или спалить его к чёртовой бабушке. Ну а мало ли? Может проводку замкнуло, или охранник, гад такой, обронил сигаретку на пушистый и легковоспламеняющийся ковёр… И всё… Вот вам и адово пекло в миниатюре. Тут вот самый момент зловеще расхохотаться, как главные злодеи в кино. Но ещё рано, да и глупо.
***
Ну, в общем я ни о чём не жалела. Это одно из моих любимых качеств – ни о чём не жалеть. А если кто-то вдруг привяжет это качество к всепрощению, получит от меня пулю в лоб без разговоров.
***
Двое суток не спать – привычно. Потом продрыхнуть 16 часов – нормально. Потом ещё раз ездить к особняку – удивительно, но уже не шок. Я постаралась узнать как можно больше о тех, чьи имена мне удалось уловить. Это было нелегко, но я это сделала. 
***
Моя встреча с сенсеем Аикино привнесла неплохие воспоминания в мою копилку жизненных впечатлений. Только вот он сразу сказал «В твоём лице и глазах сейчас можно прочитать больше эмоций, дитя». Всё бы хорошо, но я ненавижу, когда меня называют «дитя»! И эти мысли не замедлили отразится на моём теперь «более эмоциональном лице». А сенсей только улыбнулся и произнеся «Я никогда не ошибаюсь» возвратился к сбору очередного замысловатого агрегата, для не менее замысловатых целей.
***
Мне это событие принесло необычайное удовлетворение. Здесь убийство даже имело больше смысла чем все трупы в особняке Пьетти. Ну и для меня похоже может стать если не наркотиком, то очень сильной привязанностью, это упоение смертью. Конечно, как говорят люди «это не по божески». Но я злостная атеистка, так что мне и так в ад, по их мнению, так хоть обеспечу себе туда прямую и ровную дорогу без колдобин.
***
Теперь я имела право удивляться тому, кто звонит в мою дверь, что я и поспешила сделать, посмотрев в монитор камеры наблюдения... Кажется, пришли те, у кого есть свои весомые аргументы против моих собственных. Но они же не думают, что я собираюсь их пускать? Ведь у меня есть нехорошие предчувствия насчёт этих двух крепких «товарищей» (и чего мне на таких везти стало?). Конечно, принимать бой на своём поле жутко благородно и есть возможность для манёвра, но это ведь глупо! Хотя не более умно отсиживаться и ждать у моря погоды. Хрен знает, сколько они тут простоять могут. Или вообще не начнут дверь взламывать?
Чёрт-чёрт-чёрт! Накаркала я себе совершенно бессовестных убийц! Один из этих поганцев прострелил мне основной дверной замок, при этом не устроив так уж много шума. Вот с этого момента вечер перестал быть томным...
Пистолет с глушителем из ящика стола буквально в две секунды переместился в мою руку, а я сама на кухню. Ещё две секунды и в квартире нас уже трое. Ещё мгновение и в меня уже стреляют. Мать вашу! Некоторые про это боевики снимают, а я в этой дебильной атмосфере живу! В общем, я увернулась, но пострадал мой холодильник, который теперь украсила изящная дырочка от пули калибра 9 миллиметров. Большой привет от фирмы «Кольт»... Тьху-ты, чёрт! Не о том думаю! Поэтому быстро переключаюсь и привожу в действие свой пистолет. Мне попасть не составило труда. В такую тушу, да ещё с такого расстояния не попал бы разве что слепой. А вот второй «товарищ» кажется, куда-то пропадал а потом внезапно появился из неоткуда (а может и из-за своего товарища выпрыгнул, восприятие в такие моменты меня здорово подводит).
О да! Я только и ждала объятий с колющим эффектом. Ты чуть не уронил меня на холодильник, «друг». Тогда бы мне точно пришлось новый покупать. А теперь мне придётся мыть кухню, протирать компьютерный стол и смывать с себя кровь... Теперь я точно знаю, что больше убивать с близкого расстояния я не буду. Это накладно. Да, вообще я теперь с точностью могу сказать, что когда в гости приходят наёмные убийцы это тоже накладно и даже очень. У меня же теперь весь ковёр кровью пропитается... Ну а не в химчистку же мне его нести? Верно, придётся стирать самой, причём вручную. Вот чёрт! Я уже заранее устала.
***
А ко мне сразу подлетел, иначе не скажешь, пёс, неизвестной мне породы (да, я такой пещерный человек, что не разбираюсь в породах собак, кошек, хомячков и других зверей, но жить это мне не мешает), и начал меня обнюхивать, тереться об меня и бить хвостом. Интересно, дружище, я буду единственной твоей гостьей, которая при виде твоего пса (как ты там сказал его зовут? Бутч?) не завизжит что-нибудь в духе «ах, какой лапочка!»? Я бы скорее сказала это о тебе, чем о твоей собаке. Но чисто из вежливости я её всё же поглажу по голове пару раз, типа поздороваюсь. И надеюсь она от меня отстанет? Просто как бы атмосфера моей квартиры не пропитала и меня и не не принесла животный мор в твою квартиру. Ну, если завтра мне не придётся прикапывать труп твоего Бутча во дворе и малодушно сбегать, то значит всё нормально.
***
Я просто не могу подобрать слов. Такое банальное и совершенно не резиновое «спасибо», просто не способно вместить в себя столько благодарности, сколько я испытываю к тебе друг. Ты и в этом уникален. Никогда и никому, я столько раз не говорила «спасибо» вслух и не питала такой ярой и жаркой, словно пламя, благодарности. Но во мне уже приходит в себя обычная Райнер, которая настаивает на том, что тебе об этом лучше не знать и я ей подчинюсь. Потому что иначе я буду не я, а уже кто-то совсем другой.
***
Да, стрелять легко, и убивать легко... Главное слишком много о своей жертве не знать... Тогда рука точно не дрогнет...- говорю я спокойно. – Похоже, стрельба из пистолета одно из немногих действий, которое простое на вид, и так же просто в исполнении. Меня только одно беспокоит в нём. Сможет ли он убить? Или чёртов гуманизм задушит в нём здравый смысл и инстинкт самосохранения? Я не могу поручиться за то, что он уже видел смерть своими глазами. Но ведь даже в больницах это совсем не так как в нашем мире... Там у людей просто перестаёт работать сердце, или отключается мозг, по воле судьбы или по желанию родных. Это "смерть в рюшечках", такая которую показывают в мультиках, чтобы не травмировать детскую психику. У нас же всё наоборот... Здесь смерть, не абстрактная остановка сердца. Здесь смерть — борьба. Борьба, в которой всегда есть проигравшие. И кровь хлещет по сторонам, как в убогом трэшевом ужастике, и кости с громким хрустом ломаются, и душа не покидает тело, она из него бежит. Потому что, каким в финале "битвы" предстаёт "сосуд для души", пугает её. И она в страхе уносится на небеса. Ей можно. Только душа покойника в нашем мире имеет право на всепоглощающий страх, а больше никто. Потому что иначе, твоя душа "сбежит" следующей.
***
Но всё-таки вышло так, что попала на финал драки. Я открыла дверь комнаты как раз в тот момент, как череп неизвестного смачно хрустнул под кулаком Лондона. А вы сильнее доктор, чем я думала. Правда, на что я вас тогда учила стрельбе? Если вы владеете более высокой техникой убийства, зачем опускаться до банального мордобоя? Героем что ли хотите предстать? Перед кем? Я уж точно не тот человек, которого этим прошибить можно. Я этакая Принцесса по кличке "Обломка". Которая сама драконов нанимает и ставит под своей башней, а когда очередной благородный принц, убивает очередного невинного ящера, я посылаю этого принца к чертям, и при этом, ругая, что он загубил редкую рептилию, и что это вообще мой любимый зверь, а все на него с мечами да со стрелами...
***
Я странная птица, со странной тягой, к странной свободе. Я - Луна — вечный спутник Земли, но при этом вечно одинокая в своём обращении вокруг этой живой планеты. Ты покорил луну, но ведь она вынуждена продолжить свой путь. Надеюсь, ты простишь меня за это ;)
***
Больничный пейзаж успел набить мне оскомину ещё в Токио, но направиться в больницу пришлось. Ганс на этом рьяно настаивал, ну а я естественно, рьяно упиралась. Ещё немного и дошло бы до того, что я бы вцепилась в косяк на выходе из собственной квартиры, и отец бы пытался меня от него отодрать. Но это было бы уже настоящим детским садом, и я ограничилась только недовольным бурчанием, а папа легким подталкиванием меня к своей машине.
"Крестовый поход" по клинике тоже не приносил особой радости. Да и вряд ли есть на свете человек, который любит сдавать анализы. Потом отец записал меня к какому-то очень-крутому-врачу, который специализируется на таких как я. Не в смысле, что больных на голову, а беременных. Он оказался таким идеальным, что сразу вспомнились фильмы о миленьких и хорошеньких маньяках. Которые днём работают и не вызывают подозрений, а ночами творят свои чёрные дела… Видимо у меня просто из неоткуда решила проявиться бурная фантазия… Ну, в диалоге со мной, он в полной мере показал всю свою идеальность искренне удивляясь моему непониманию материнства. Странный он. Есть же те женщины, которые аборты делают, им-то что-то не удивляются. Хотя, наверное, более удивительно то, что при всём моём отношении к сложившейся ситуации, я решила оставить ребёнка. "Это не я. Это мой отец надоумил", - недовольно сказала я врачу. Отец же, сидевший на соседнем со мной стуле, (вообще-то врач хотел его выставить, типа разговор будет очень личный, но Ганс оказался настолько упёртым, что доктор сдался) яростно закивал. При этом доктор Паркер (да, я умудрилась таки посмотреть на его бэйдж) посмотрел на нас так, словно ещё чуть-чуть и он пальцем у виска вертеть начнёт. А знаете… Я готова была в ответ на это с серьёзным видом покивать и заявить, что да-да, Шмидтам (Ганс зарегистрировал меня в больнице по другим документам, дала бы я ему ещё свои, ага) таки пора в дурку, а то их там потеряли уже. Только я не стала этого говорить, чтобы доктора не доводить окончательно.
- Ну, а большее мы сможем узнать, когда будут готовы ваши анализы мисс Шмидт, - подвёл он итог нашей беседе.
- Вы правы, - киваю я, а отец уже собирается вставать. – Только последний вопрос… - я наклоняюсь к столу врача и заговорщическим тоном спрашиваю, - А какова вероятность, что я всё-таки не беременна? – глаза врача выразили крайнюю степень удивления, я же встала со стула и, сказав, - Ладно не говорите, я буду надеяться на лучшее. До свидания,- взяла отца за плечо и вышла из кабинета.
Когда мы отошли от кабинета Паркера на должное расстояние, отец принялся ржать как ненормальный, я же только усмехнулась. "Я же просто поинтересовалась, что он так удивился?", - искусственно удивилась я, от чего отец засмеялся ещё активнее.
- Детка, беременность таки идёт тебе на пользу, - сказал он просмеявшись.
- Паааа! – возмутилась я, немного не рассчитав громкости, так как на нас обернулось несколько пациентов и две медсестры. – Во-первых, ещё нельзя точно сказать, что я беременна…
- Да ну! Два месяца без… - попытался ехидно прервать меня отец, но я продолжила гнуть свою линию.
- А во-вторых, я такое своё поведение пределом мечтаний не считаю, - недовольно закончила я.
- Дорогая, у тебя просто переходный возраст, вот и всё. Ну и беременность накладывает свой отпечаток, - пара дамочек бальзаковского возраста с интересом посмотрели на нас. Видимо решив, что для переходного возраста я всё же старовато выгляжу.
- Тогда папа, правильнее, наверное, всё же кризис среднего возраста, - дамы удивлённо покосились на меня. На "средний возраст" я тоже не тянула. Правда не только по виду, но и по возрасту – А вообще, у меня никакого кризиса нет, - резко прервала я свои рассуждения.
- А, по-моему, всё же есть… - вкрадчиво сказал отец, приобнимая меня за плечи.
- Па, хватит меня подзуживать. Если таки окажется такой ужас, что я таки беременна, то лишние нервы мне на пользу не пойдут.
- Хорошо-хорошо, - согласился Ганс, и повёл меня к выходу. – В этом ты действительно права.
На такой ноте мы и покинули больницу, а нам кажется, ещё и вслед смотрели.

Джейсон Брук, мафиози и глава корпорации
Мы, мужики, мыслим прямо, а дамы как-то витиевато.
***
Чувствуй со мной всё кроме любви, потому что я смогу дать тебе всё, кроме неё.

Марко, стихийный маг и оборотень
Маг контролирует своё творение, но магия – беспокойный эфир, трепещущее на ветру пламя свечи, обманчиво спокойная водная гладь. Самая противоречивая материя во вселенной, поэтому управлять ей, дано не каждому. В общем-то, в основе любой магии лежит контроль энергии, и этому учиться каждый маг. Изучая какие-то новые заклинательные формулы, магические теории, рецепты зелий, в действительности мы познаём и создаём всё новые и новые способы подчинения себе этой своевольной материи. Это я всё к чему. Если у человека, оборотня, эльфа, не важно, нет хотя бы крупицы дара управления энергией, магом ему не стать, а магия в его руках рассеется или же просто не подчинится и начнёт капризничать, как кокетка, обиженная неудачным комплиментом.
***
Что же я делаю? Точнее пытаюсь сделать. Почему мне так хорошо и спокойно рядом с тобой? Почему меня к тебе так тянет? Или вернее сказать – влечёт? Словно ничего в мире не важно, и сам мир не важен, и внутри лишь от легких искорок – бликов в твоих глазах – вспыхивает факел страсти и преданности, такой, какая бывает за секунду до решающего удара, за миг до гибели за любимого человека, за шаг до края пропасти. Само по себе это чувство восхитительно, но сейчас оно мне кажется каким-то непростительным, порочным, даже не смотря на то, что я не верю ни в кару, ни во благо, ни одного из богов.
***
Мои внутренние противоречия достигли очередного пика, немыслимо сильно хотелось сделать две вещи – уйти в свою комнату, запереться там и никогда-никогда больше не выходить, кидаться волком на стены до самой смерти, о которой я сам буду молить безжалостную судьбу. Или же остаться и сделать что-то ещё, смелое до безумности, откровенное до порочности, быть рядом с тобой до конца отведённых мне дней. Я словно стоял на канате над пропастью. Не важно, в какую сторону я упаду, всё рано это будет моей гибелью, потому что ты меня не примешь… Но я всё ещё стоял на этом канате, этом хрупком "сейчас", которое судорожно дрожало подо мной, готовое стряхнуть меня в любой момент. Но я пока держался…
***
Судьба как раз владычествует над этим пасьянсом из обстоятельств. 
***
Вы, наверное, правы. Я упиваюсь своей виной. Мастер мучить сам себя. 
***
Таково ваше мнение, моё же противоположно. Они выше нас, и без них нас бы просто не существовало в природе. В результате чего появились мы? В результате ошибок человечества, не иначе. Так что мы им ещё и благодарны, должны быть за это, хотя было бы за что. А ваше стремление к свободе мне просто лично непонятно, это настолько бессмысленная вещь, что жертвовать ради неё сотнями и тысячами жизней просто безумие. Свобода - это вообще самое эфемерное, что есть в нашем мире, и слишком многие наделяют этот бесплотный эфир великой значимостью. 
***
Все лидеры такие нервные... Неудивительно, что мир разрывают революции

Райан Тризела, маг-наёмник
Я чёртов идиот! Моя работа охотиться на монстров, а не бегать от них.
***
Рабочего настроя, как не бывало, теперь меня больше беспокоила безопасность дочери Марко, чем какие-то там зомби, блуждающие по лондонским лесам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий