понедельник, 26 ноября 2012 г.

Династия Торенсен: ч. 1.3

1.3. Поколение первое. "Всё идёт по плану"
Утром, я с непривычки не сразу услышала отчаянно вопящий (но при этом не разбудивший Матиаса) будильник в телефоне, и встала намного позже, чем рассчитывала, что в итоге успела только наскоро перекусить (бросив грязную посуду в кухне), натянуть рабочую одежду и чиркнуть мужу записку, чтобы он полил мои огородные посадки, ибо я уже зашивалась. Только я поставила точку, как с улицы завопил клаксон служебного автомобиля. И я рванула из дома с такой скоростью, что сам Усейн Болт мне бы позавидовал, так я не хотела в первый же день опоздать на работу.


Я проснулся поздно, зато чувствовал себя совершенно выспавшимся. Виолы уже не было, умотала на свою драгоценную работу. Уж если мои страсти это живопись, рыбалка и она, то у неё наука, а уж потом я. Ну, мы люди увлеченные, поэтому со стороны может казаться, что наши взаимоотношения холодны, но на самом деле они просто на ином уровне, так что не беспокойтесь. Нам даже много разговаривать не нужно, очень многое рассказали в письмах.
На кухне я обнаружил грязную посуду (что определённо оскорбило моё чувство прекрасного) и записку на холодильнике "Жутко опаздываю. Прости за беспорядок. Полей огородик.", по почерку я понял, что она действительно опаздывала. Ну что же, дорогая, сегодня, я сжалюсь над тобой.

Выполнив задание, я вернулся в дом. Взглянув на чистый холст, я понял, что нуждаюсь в заряде вдохновения, иначе ничего сегодня не то что не нарисую, а даже не набросаю. Поэтому направился в город и обосновался со спиннингом у озерца в одном из сквериков.

Оказалось, что он находился совсем рядом с Мемориальной больницей, где работала Виола, и я даже подумывал задержаться и встретить её. Но сегодня категорически не клевало, так что я вернулся домой раньше запланированного срока и без улова, зато с вдохновением.

На работе, я так и липла к Катрин, выпрашивая поручения и исполняя все поставленные задачи, которые не надолго освобождали её от моего присутствия. В итоге, она отправила меня перепечатывать кипу протоколов экспериментов, над которыми я засела до конца рабочего дня. Потому что перепечатывать и не вчитываться я не могла. Некоторые эксперименты были забавными, некоторые интересные, а некоторые даже жуткие с не самыми позитивными последствиями, что меня несколько напугало. А вдруг и со мной что случиться? Как же мама и Матиас? Или вдруг мою будущую деятельность так засекретят, что меня изолируют от внешнего мира? Или, или… В общем, эта работка вогнала меня в стресс, от которого я уже мечтала как-нибудь избавиться.



Когда Виола вернулась с работы, я даже не успел спросить её, как прошёл первый рабочий день, как она впилась мне в губы страстным поцелуем, а затем потащила в спальню. Я, определённо, не возражал.


Мой Мати отлично снимает стресс! Уж не потому ли, что все интимные подробности мы в своё время уже обсудили, болтая по Сети?
Так или иначе, теперь и по дому делать ничего не хотелось, ибо приятная слабость наполнила всё тело. Так что какое-то время мы просто лежали и обсуждали мой первый рабочий день, который я пересказала Матиасу детально и в лицах. В основном лицах Катрин, которые в течение дня сменялись от радостных ("какая активная новая сотрудница!") до утомлённых ("за что мне это?"). Не смотря на это, вечером она мне позвонила, и мы довольно мило поболтали, почти до самой темноты.


На следующий день на работе мне сунули рекламный флайер, из которого я с удивлением узнала, что оказывается гроссмейстер Каспаров путешествует по США с "гастролями", совершенно бесплатно демонстрируя своё мастерство, попутно обучая шахматным хитростям. У меня аж глаза загорелись! Конечно, я пойду! Только придётся пораньше с работы отпроситься, а то всё пропущу.

Вырваться мне удалось только ближе к концу недели, зато я даже пришла раньше, чем нужно. Но была несколько утомлена рутинной работой с протоколами, которую на меня радостно свалила Катрин.

Тем не менее, даже это не помешало мне насладиться мастерством великого шахматиста, а так же взять у него автограф (для этого пришлось прикупить дорогую книжку о шахматах, но я не жалею потраченных денег, ведь это того стоило!), сфотографироваться (моему счастью уже не было предела) и лично выразить ему своё восхищение (в этот момент я определённо выглядела как фанатка рок-звезды совершенно спятившая от своего счастья).

Вечером я так заговорила Матиаса своими впечатлениями, что он в итоге, нарисовал абстракцию с участием шахматного поля и фигур, о виде которых старательно у меня консультировался. Думаю это хороший знак, и скоро он начнёт склоняться к реализму, отдаляясь от своих странных кислотных абстракций. Хотя, может, для чисто норвежского восприятия его картины совершенно нормальны, а я слишком американизировалась? Даже не знаю.

Примерно через неделю после эпохальной встречи Виолы с Каспаровым, мне позвонили из галереи и сообщили, что меня рады были бы увидеть в местной школе, в качестве приглашённого учителя рисования. Правда, они умолчали, с чего вдруг мне сделали такое предложение. Это тамошний преподаватель ИЗО внезапно заболел или я уже прям такой признанный среди местных художник? Надеюсь, второе.

В назначенный день я прибыл к зданию школы. Выглядело оно жутковато, в духе мистических триллеров, но Древо Познания на фасаде меня порадовало. Я так считаю, что используя такую символику в логотипе Школы, руководство сразу заявляет, что " у нас тут не хурхры-мухры, а действительно учат, да ещё и с уникальными инновационными подходами, которые уж точно заполнят знаниями головки ваших детей". Если мы тут обоснуемся окончательно, может и наши с Виолой детки пойдут в эту школу. Заодно и прощупаю почву!

Пробыл я там до конца учебного дня и попререзнакомился с кучей замечательных детей! Они с интересом слушали мою импровизированную лекцию о предназначении художника и технологиях рисования. К каждому я подошёл, на каждый опрос ответил, каким бы он не был неожиданным или трудным, и помог всем, кто просил помощи в процессе создания собственных маленьких шедевров. Некоторые ученики даже выказывали отличные способности к рисованию, о чём я им сообщал и советовал не забрасывать творчество, пусть даже, если в будущем они будут заняты в совершенно иных сферах деятельности. Ведь в классе нашлась даже пара мальчиков, которые хотели стать астронавтами! Я думал, об этом дети уже давно не мечтают, и поголовно хотят стать президентами.
С ребятишками я чувствовал себя прекрасно, чего от них и не скрыл в своей прощальной речи. А они не хотели меня отпускать, пришлось убедить их, что я ещё вернусь к ним. И за всеми этими радостями, я даже как-то забыл спросить, не заболел ли их преподаватель по рисованию. Но теперь это было уже не важно. Ведь я был на седьмом небе от такого приятного времяпрепровождения.
Я даже согласился на условия местного завуча приходить хоть иногда и проводить уроки бесплатно, просто за идею. Конечно, Виола может меня не похвалить за подобную благотворительность, но, в конце концов, всё равно либо смирится, либо проникнется.
Мой прогноз оказался слишком отрицательным, Виола была очень за меня рада и даже поощрила моё согласие. Уверив меня, что я должен нести творчество в массы и направлять людей к свету искусства. А я так возгордился от этих слов, словно мне медаль за особые заслуги вручили. Правда, несмотря на такой позитивный настрой, о собственных детях я не стал даже заговаривать, потому что сам понимал, что в наш "пряничный домик" никак не воткнуть детскую кроватку, а на пристройку мы пока не накопили.

Комментариев нет:

Отправить комментарий